Уважаемые коллеги, любители баскетбола и другие посетители нашего сайта!

Вашему вниманию портал ReferyPro.ru предлагает уникальное архивное интервью Фёдора Борисовича Дмитриева, арбитра международной категории, руководителя школы арбитра московской области, после женского чемпионата Европы 2007 .

«На женском чемпионате Европы по баскетболу нашу страну представляла не только национальная команда, покорившая всех стремительным взлетом на третью ступень пьедестала. В когорте служителей Фемиды отнюдь не затерялся арбитр ФИБА минчанин Федор ДМИТРИЕВ. Кстати, к успешному выступлению дружины Анатолия Буяльского он имеет самое непосредственное отношение. Нет, в Италии Федор не проводил среди коллег “разъяснительную работу” и не просил быть к белорускам благосклонными. Просто он — исполнительный директор федерации, а значит, был причастен к решению едва ли не всех организационных вопросов сборной в подготовительный период.
Да и на самом первенстве во внеурочное время с удовольствием предавался болению за соотечественниц, игнорируя положенную судейским статусом нейтральность. И доболелся до такой степени, что вынужден был лишиться… усов.
— О том, как блистательно играли наши баскетболистки, мы прекрасно знаем. Не подвел ли белорусский судейский корпус ее единственный посланец на Апеннины?
— Думаю, не подвел. Это мой второй чемпионат Европы. В 2003 году в Швеции был в качестве “нейтрала”, теперь как представитель одной из 16 стран-участниц. Отсудил пять матчей с участием команд, которые были на слуху — Чехии, Латвии, Бельгии, Германии. По качеству исполнения ко мне претензий не предъявляли.
— Парадокс: чем лучше играла сборная Беларуси, тем меньше у тебя оставалось шансов пробиться на решающие поединки.
— Конечно, кому не хочется работать на матчах, в которых определяются медалисты и чемпион. Но я реально представлял ситуацию: при назначении на решающие поединки в ход шла политика, и мои шансы были близки к нулю.
— Расшифруй.
— Назначения на две главные встречи были предсказуемыми. Во-первых, нынче год женского баскетбола, следовательно, как минимум одно место гарантировано представительнице прекрасной половины, которых среди 28 арбитров было пятеро. Во-вторых, двое опытнейших судей — грек Коромилас и хорват Накич — заканчивали карьеры, и данью уважения им стали назначения старшими арбитрами. Наконец, Италия не попала в восьмерку — поставили двух итальянцев. Нам представители судейского комитета ФИБА сразу сказали, чтобы не обижались
.— Оплата велась за количество отсуженных матчей?
— Нет. Платили в целом за работу на турнире, независимо от того, провел ты девять встреч или две.— Значит, были и отстающие?
— У одного оказалось не совсем четкое исполнение, другому же не повезло — травмировался. Кстати, завидовать судейским гонорарам не стоит. Руководители ФИБА считают, что на европервенстве мы поднимаем рейтинг, а деньги будем зарабатывать в еврокубках и национальных чемпионатах.— Ну, в белорусском не очень-то заработаешь…
— Конечно, по уровню оплаты судейского труда его не сравнишь с европейскими топ-турнирами. Но прогресс есть: в этом сезоне федерация подняла гонорары арбитров в два с половиной раза.— На первенстве Старого Света судейский корпус выглядел непривычно молодцевато.
— А позиция ФИБА-Европы в том и состояла, чтобы привлечь на чемпионат как можно больше перспективных судей. Вероятно, расчет строился на том, что молодых арбитров легче смотивировать.

— Но с молодежью можно было и завалить чемпионат.
— В нашей компании хватало и ветеранов, прошедших огонь, воду и медные трубы. И вообще система для подготовки судей к матчам была выстроена практически идеально. Удачно оказались совмещены теория с практикой, кроме того, ежедневно проводился анализ нашей работы с помощью видео. И проходил он весьма любопытно. Скажем, на мои ошибки указывали не коллеги или руководители, а я сам должен был проанализировать возникшую ситуацию, объяснить, как следовало поступить.

— И что, находилось много желающих себя линчевать?
— Дело в том, что анализ проводился с помощью системы цифрового протокола, разработанной недавно департаментом судейства ФИБА. Благодаря ей легко выбираются зафиксированные фолы, пробежки, нарушения. На видео все видно, и открутиться от своей ошибки никому не удастся. Спорные моменты обсуждались, если кто-то не принимал ошибку, ему объясняли. Самое главное — таким образом вырабатывалась единая линия в трактовке нарушений и постоянстве их принятия. Это очень важно. Ведь если сначала свистеть все подряд, потом “отпустить” игру, а в концовке снова начать карать за любую провинность — конфликта, а то и драки не избежать. Система очень хороша для оценки судейства: улучшается оно у тебя — получаешь новое назначение, нет — кури бамбук. Но шанс изначально давали всем.

— Когда не судил, что делал?
— Работал. На каждом матче, помимо трех арбитров, присутствовали еще трое — в системе он-лайн фиксировали судейские действия. Так что занятость была практически полной. Утром зарядка, занятия по теории, отдых, а после обеда уезжали на матчи и — до часу ночи.

— Не стеснялся открыто болеть за землячек?
— Судьи старались сохранять нейтралитет, а я не мог. Ругался, когда девчонки делали простые ошибки, но если игра шла, получал истинное удовольствие, меня распирала гордость за Беларусь, за наш баскетбол. По-другому вести себя, наверное, и нельзя было, глядя на то, как болел Пименов. Его даже итальянцы успокаивали: “Мистер, потише”. А Лев Васильевич не унимался. И никого не боялся, выходил сзади к скамейке запасных, даже покрикивал на судей.

— Оказывал психологическое давление?
— Он такой добряк, что все арбитры относились к нему с теплотой, не обижались. Особенно после званого ужина, на котором Лев Васильевич буквально покорил всех. На нем были уважаемые люди из департамента, мэрии, представители всех сборных, судьи. Атмосфера аристократическая: огромный зал с великолепной акустикой, фортепиано, виолончель, поет знаменитая оперная певица. Вдруг к Пименову подходит генеральный секретарь ФИБА- Европы Нар Занолин и говорит: “Когда гостил в Минске, меня покорил ваш генеральский голос. Очень прошу произнести маленькую речь”. Льва Васильевича упрашивать не надо. Он вышел в центр, усадил за стол даму, которая пела, и выдал здравицы в честь ФИБА, объединяющей пятьдесят одну страну, сильного руководства и конкретно Занолина. И когда произнес свое коронное троекратное “Ура!” — а кричали все присутствующие, — то следующие минут десять все только и обсуждали тост лидера белорусской федерации. Занолин был в восхищении, сказал по-русски “спасибо” и обещал обязательно приехать в Минск в следующем году.
Кстати, коль уж мы заговорили о Льве Васильевиче, позвольте выполнить его просьбу. В ходе общения с читателями “Прессбола” на “Прямой линии” проскочили две досадные неточности. Первая касалась названия основного спонсора национальной федерации — это “РРБ-банк”, которому мы очень признательны за финансовую помощь. Вторая — нашего технического партнера компании “КИЙ АВИА”, помогавшей организовать поездку в Италию группе поддержки. Дело в том, что она не имела отношения к формированию цен на авиабилеты, поэтому высокая стоимость туристических туров, отпугнувшая некоторых болельщиков, не вина “КИЙ АВИА”. Италия — это не Латвия, которая будет принимать следующий чемпионат, и перелет получился недешевым. Наоборот, компания сделала все возможное, чтобы белорусским болельщикам были предоставлены билеты по минимальному из возможных тарифов на авиаперелет в Италию. Приносим сотрудникам компании свои извинения и надеемся, что наше дальнейшее сотрудничество будет еще более плодотворным.

— Позволь узнать твое мнение о возможности Беларуси стать хозяйкой предолимпийского турнира. Многие читатели после “Прямой линии” с Пименовым скептически отнеслись к перспективам, нарисованным руководителем федерации.
— Безусловно, Лев Васильевич страстно хотел бы провести эти соревнования у нас. Но в пылу разговора с читателями он, скорее всего, выдал желаемое за действительное. Давайте разберем ситуацию. Мы должны учитывать, что мужской сборной Греции наряду с Хорватией, Германией и Словенией предстоит сыграть в предолимпийском турнире. Кто президент ФИБА-Европы? Грек Георгос Вассилакопулос. Нет сомнений, он приложит все усилия, чтобы заполучить турнир. Соответственно, женскую квалификацию Европе не отдадут, иначе остальной мир этого не поймет. Полагаю, наивысшие шансы у японцев, которые готовы заплатить ФИБА огромные деньги. Как, к примеру, Россия, а конкретно клуб УГМК, выложивший миллион долларов только за право принять у себя Мировую лигу. Наши же возможности, прежде всего организационные, ограничены. Помимо Дворца спорта, других арен в столице нет, а Брест далеко. Мы не можем предложить такого шика, такого уровня организации, какие были, скажем, на чемпионате мира в Японии или на Олимпийских играх в Греции.

— Жаль. В таком случае шансы белорусок пробиться в Пекин существенно снижаются.
— Все будет зависеть от того, как подготовится команда. Главное — объединиться в кулак, действовать сообща тренерскому штабу, федерации и Минспорта. А потенциал у команды огромный. Это мнение специалистов из разных стран, с которыми пришлось общаться.

— Зато отдельные белорусские специалисты считают, что третье место белорусок — результат огромного везения.
— Без везения не обошлось. Но везет, как говорят, сильнейшим. Помню, когда Занолин летом приезжал в Минск и я сказал ему, что Беларусь имеет теоретический шанс попасть в квалификационный олимпийский турнир, он по- отечески похлопал меня по плечу: “Вы и так совершили подвиг, что прорвались на чемпионат Европы”. Зато в Италии действительно радовался за нашу команду. У него корни белорусские, и ему было очень приятно, что появилась команда со своим почерком, живая, на которую приятно смотреть. Каждый ее игрок бился за победу, и никто не выпячивался ради личной статистики.

— Из интервью с Анатолием Буяльским выяснилось, что ваши мнения относительно объективности судейства в матче Беларусь — Италия разошлись.
— Я уже говорил, что на этом чемпионате судейский корпус работал очень слаженно. Обычно происходит деление на группировки — западников и восточников. Здесь же все жили единым коллективом с теплыми отношениями. Даже итальянцы не отрывались, хотя одному из них было всего пятьдесят километров до дому. Безусловно, в начале турнира к белорусской сборной относились как к середняку вроде Хорватии. Но по мере того, как она поднималась все выше, менялось и отношение. О какой-то предвзятости в судействе я бы не говорил. Если команда выигрывает с разницей в 15 очков, нет оснований считать, что ее душили. Наоборот, многие арбитры признавались в симпатии к нашей сборной, а кое-кто даже в любви.

— Интересно. С этого места, пожалуйста, подробнее.
— Веремеенко все считали просто красавицей, специально ходили на наши матчи, чтобы полюбоваться на Настю. А моему латышскому коллеге Оскару Луцису, — он, кстати, судил наш решающий матч в Минске с Грецией, — сильно понравилась Вольная. Был даже такой случай. Мы стояли у автобуса, и он спрашивает: “Как бы с ней поговорить?” — “Вряд ли Света пойдет. У нее игра не очень получилась, наверняка переживает”. Но выручил Сергей Фомин — председатель коллегии судей России. Привел Вольную и даже подколол: “Может, поцелуешь поклонника?” Света — девчонка без комплексов, взяла и поцеловала. Пожелала ему удачи и спокойно пошла в автобус. Оскар покраснел как юноша. Но самое веселое зрелище было на решающей игре за третье место Латвия — Беларусь. Мы сидели на трибуне рядом: я, Томас Ясявичюс из Федерации баскетбола Литвы и Луцис. В той игре Вольная действовала здорово, особенно в защите, и мы по-дружески стали подтрунивать над Оскаром: “За кого же ты болеешь?” — “Ребята, у меня раздвоение личности. Когда забьют наши — это хорошо, но когда забьет Света — еще лучше…”

— Из-за успехов нашей команды проигравшая пари Катя Снытина лишилась пышной прически. Но мне рассказывали, что пострадал и ты — сбрил усы.
— Было дело. На ужине после победной игры над Хорватией мой друг — он турок, но живет в Швеции — предложил на спор при всех: если Беларусь пробивается в четверку, ты сбриваешь усы. Я честно сказал: “Не верю, что так случится, хотя и очень этого ей желаю”. И когда оказалась повержена сборная Чехии, к моему приходу в ресторан уже приготовили бритвенные принадлежности, пену, крем. Усадили на стул в центре зала и торжественно под шутки-прибаутки побрили. Все хлопали в ладоши, фотографировали. В общем, атмосфера была приятная, дружеская. Кстати, многие сказали, что без усов я выгляжу лучше. Хотя девушки из нашей сборной меня потом жалели. Усы — ерунда, уже отросли по новой. Зато феерическая победа осталась в истории навсегда…»