Уважаемые коллеги, любители баскетбола и другие посетители нашего портала. Мы продолжаем цикл статей о наших коллегах из других видов спорта. Сегодня вашему  вниманию представляется интервью арбитра ФИФА Сергея Карасева.

Благодарность выражается информационному баскетбольному порталу VKBS.SU

Сергей Геннадьевич Карасёв (12 июня 1979, Москва) — российский футбольный арбитр, в прошлом футболист,защитник.

Воспитанник ДЮСШ «Тимирязевец». Играл в турнире КФК за команду МИСИ. По профессии юрист. Начал свою судейскую карьеру в 1995 году. В 1999 году поступил на учёбу в Центр «Футбольный арбитр», который закончил в 2002 году[1]. В 2000 году стал работать на матчах второго дивизиона в качестве ассистента судьи. В 2001 году стал обслуживать игры турнира дублирующих составов и второго дивизиона как главный судья. В 2004 году начал привлекаться на матчи первого дивизиона как ассистент судьи, а с 2006 года становится главным судьёй. С 2008 года главный судья Премьер-Лиги, дебютировав 6 апреля 2008 на матче «Крылья Советов» — «Луч-Энергия». С2010 года арбитр ФИФА. С июня 2013 года входит в элитную категорию (Elite Development) арбитров УЕФА. В декабре 2014 года не был повышен в классе, вернувшись в первую категорию.

В мае 2014 года Карасёв получил назначение на Финал Кубка России по футболу 2014.

Женат, воспитывает дочь.

Получил прозвище «Российский Коллина» (во многом из-за характерного отсутствия прически).

15 декабря 2015 года был назначен одним из 18 судей чемпионата Европы по футболу 2016 года во Франции.

24 декабря 2015 года судил матч чемпионата Саудовской Аравии между командами «Аль-Наср» и «Аль-Хиляль».

 

Жира быть не должно

Сергей, наши читатели присылают вам вопросы по электронной почте. Один из самых популярных — об отсутствии российских судей на крупных международных турнирах. Спрашивают, связано это с низкой квалификацией, или свою роль играют иные факторы. Судя по всему, намекают на политику…

Сергей Карасев: «Думаю, дело однозначно не в политике. Произошел какой-то провал в эти годы. Видимо, не удалось подготовить кого-то вслед за Валентином Ивановым. Были хорошие возможности у Юрия Баскакова. Он судил большие матчи Лиги чемпионов и все шло к тому, что к 2008 году он должен был поехать на Евро. Но что-то не сложилось. После этого, видимо, не было молодых перспективных судей»

Вы — первый российский судья, кто вышел на такой уровень за 10 лет. Какой-то мандраж от повышенной ответственности есть в связи с этим?

Сергей Карасев: «Ответственность всегда присутствует. За Лигой чемпионов, Лигой Европы, все следят. На этом уровне мы тоже представляем Россию. Сейчас мы получили один из самых крупных турниров. Естественно, есть и ответственность, и радость. Мы крепко стоим на земле и понимаем, кто мы, и осознаем, за какую страну выступаем»

Иногда на больших турнирах есть судьи из каких-то стран, мягко скажем, не футбольных. Они работают, а наших нет — не обидно?

Сергей Карасев: «Десять лет назад основным был вопрос коммуникации наших арбитров, когда они приезжают в Европу. Потому что там все настолько открыто, дружелюбно и без какого-то стресса, напряжения происходит. И ты должен соответствовать — со всеми общаться. Европейцы более открыты, чем русские. Это логично, ведь все нации разные. Тем более, что у нас железный занавес был, английский не нужен был. Даже в школе сейчас, если бы мог вернуться назад, я бы сделал упор на языки и выучил не один, а два-три. Именно в коммуникации проблема. По себе знаю, поначалу тяжело сбросить с себя какие-то шоры и пойти в народ, разговаривать, а тем более на английском языке. Сейчас уже все по-другому. Приезжаем на сборы, общаемся, проблем нет»

Слабое знание языков русскими судьями — действительно серьезная проблема?

Сергей Карасев: «Иногда тебе могут простить какие-то ошибки на поле. Мы все люди — я могу ошибиться, не назначить 11-метровый. Но сейчас не прощается внешний вид и незнание английского»

Под внешним видом что понимается?

Сергей Карасев: «Это спортивность. Сейчас нет ни одного арбитра, у которого не то, что лишнего веса — лишнего жира нет. Потому что специальным аппаратом меряют процент подкожного жира, рассчитывают процент по отношению к массе тела»

А у вас он какой, если не секрет?

Сергей Карасев: «Норма не выше 15, у меня сейчас где-то 13,2. Эта цифра может меняться от 12,7 до 13,5, в зависимости от времени года. Зимой чуть больше жира. Так что все очень серьезно. Чем больше вес, тем выше нагрузка на суставы, на сердце, травматизм повышается. Сейчас УЕФА следит за этим очень серьезно»

По поводу внешнего вида — в последнее время футболисты больше зэков напоминают, все в татуировках. А судья может себе позволить какую-то вольность в плане прически или наколку сделать на руке?

Сергей Карасев: «Судья — человек, который несет правосудие на поле. Он должен быть примером для всех. Он должен быть хорошо одет, опрятен. Это не я придумал, это еще сто лет назад было. Если помните, раньше ассистенты вообще выходили в брюках, а судья  — в шортах со стрелками. Никаких запрещающих рекомендаций, что у арбитров не должно быть татуировок, я нигде не видел. Естественно у ребят, особенно у европейцев, они есть. Но тату просто не видны, не как у футболистов. Бороды для судей тоже в принципе редкость. У нас в России таких нет. В Европе знаю только двоих — швед и румын»

Бригадный метод

Вы ведь не один на Евро едете, а целой командой?

Сергей Карасев: «Обязательно. Уже много лет существует бригадный метод. Бригаду формирует главный арбитр, то есть на данный момент я, совместно с департаментом судейства. И мы с ребятами-ассистентами очень давно сыграны»

Очень часто бывают ситуации, когда реально ошибку допускает ассистент, а все равно потом будут критиковать вас.

Сергей Карасев: «Такое есть. И я не хочу сказать, что это неправильно. Это логично с точки зрения болельщика. Вот сижу я на трибуне, не разбираюсь в тонкостях судейства и болею за какую-то свою команду. И арбитр со свистком принимает решение. Логично, что все внимание приковано к нему. Он свистнул, люди запомнили, узнали фамилию и пошло-поехало»

А вы друг с другом потом как после этого общаетесь? Если, условно, ваш ассистент допустил ошибку, а вас потом за это «песочат»?

Сергей Карасев: «Нормально общаемся. Потому что такую же ошибку в другой раз делаю я, и вся бригада никуда не едет. Это называется коллективный, бригадный метод работы. Аксиома — один арбитр не может принимать решения в наш век быстрого футбола. Если за спиной у меня если что-то происходит, я же физически не могу это видеть. Для этого есть ассистенты»

Сейчас у вас есть какие-то рекомендации, в каких ситуациях главным становитесь не вы? Условно, за вратарскую отвечает судья за воротами.

Сергей Карасев: «Сложный вопрос. Последнее слово всегда за главным арбитром. Но сейчас у УЕФА есть четкие рекомендации доверять дополнительному арбитру, когда он в открытой позиции. Если момент происходит перед ним, он обязан мне говорить, и я обязан ему довериться. Потому что как только ввели дополнительных ассистентов за воротами, позиция главного арбитра изменилась, чтобы не делать двойную работу. Четко прописано, куда смещается главный, и если я сделаю иначе, то у меня будут проблемы от руководства. При этом ассистент за воротами должен сказать, что происходит в зоне его досягаемости, что он видит. И я обязан ему довериться и принять решение»

Много пользы принесло это расширение бригад судей с трех человек до пяти?

Сергей Карасев: «Опять же сложный вопрос. Что далеко ходить — вспомните финал Лиги чемпионов, когда Неймар забивал гол и дополнительный судья его отменил. Мяч залетел в ворота от ладони, а главный не видел этого, потому что был в другой позиции. Великолепное решение, и таких примеров очень много. И касаются они не только назначения или отмены одиннадцатиметровых. Эти ассистенты постоянно подсказывают нам словами по радиосвязи при борьбе в штрафной площади, когда уже до пробития стандарта уже возня начинается. Кто-то кого-то локтем ткнул или что-то. В моей карьере было много положительного. Есть, естественно, и отрицательные моменты»

Это вы, наверное, о памятном матче «Шальке» — «Спортинг» (матч группового этапа прошлой Лиги чемпионов, в котором Карасев назначил пенальти на второй добавленной минуте при счете 3:3, и это помогло немцам победить — прим. авт.)?

Сергей Карасев: «Да. Это тот случай, когда я обязан был довериться дополнительному ассистенту, потому что это произошло перед человеком в трех метрах. Сложный момент, но он был уверен на миллион процентов. У меня были сомнения, именно с моего ракурса. И перед пробитием одиннадцатиметрового, я еще раз, чтобы себя как-то успокоить, переспросил: «Уверен?» Он ответил: «Да, уверен!» Пробили пенальти, а после игры на разборе нам включает инспектор повтор. Первая наша реакция: пенальти! Все нормально. А потом пошла вторая камера — что-то не то. А есть камера, у которой другой угол совсем»

Переживали сильно?

Сергей Карасев: «Я долго отходил»

Потом ведь назначения перестали получать?

Сергей Карасев: «Мы не судили Лигу чемпионов год. Эта игра была в октябре и до весны мы не участвовали. Вернулись в этом году. В сентябре в первом туре получили назначение»

А вам это как-то объясняют? Приходит бумага, что вот этот арбитр такую-то ошибку допустил?

Сергей Карасев: «Во-первых, мы сами все понимаем. Во-вторых, шум был большой. Зачем людей лишний раз раздражать? Я считаю, что все правильно. Не надо людей нервировать. Ошиблись, реально ошиблись. Причем это не то, что на двадцатой минуте назначили пенальти, когда еще у команды возможности есть. Это 92-я минута, когда команда в меньшинстве сравнивает счет, 3:3, и им назначают пенальти. Решают судьбу команды в Лиге чемпионов, потому что они в итоге не вышли из группы. На одно очко отстали. Поэтому я переживал долго, особенно когда еще и команда дальше не прошла. Там много разговоров было, шумела Португалия. Но не читаю прессу, особенно когда такие происходят ситуации»

О ПРАВИЛАХ

Неужели, когда в правилах появляется что-то новое, судей об этом никак не спрашивают?

Сергей Карасев: «Что касается последних нововведений, то их 90 пунктов — очень много всего. С этим нас ознакомят. Что касается видеоповторов, наверное, тоже спросят, когда приедем на сбор. Когда вводили дополнительных арбитров, а это началось с 2009 года, главный судья после каждого матча заполнял специальную форму, как ему работалось. Этот опрос отправлялся после каждого тура Лиги чемпионов в УЕФА. Они протестировали, послушали мнения, видимо, в кулуарах поговорили, и приняли решение продолжить эксперимент. Это привело к тому, что дополнительный арбитр сейчас во многих странах является неотъемлемой частью игры»

Какой самый проблемный сейчас момент в плане судейства? Симуляции?

Сергей Карасев: «Все-таки игра рукой. Определить, где рука в естественном положении, где в неестественном — это все связано с физиологией. Например, человек не может прыгать в борьбе за верховой мяч и руки держать внизу. Это естественное движение, и тут мяч прилетает ему на руку. До сих пор пытаемся на каждом сборе прийти к единому знаменателю, но возникает момент, который выбивается из общего, и мы начинаем снова — а что это? Давайте еще раз»

В соцсетях не ищите

Ваш коллега Александр Егоров рассказывал, что в какой-то момент он просто запретил своему сыну читать о себе, чтобы тот не сталкивался с негативом и не переживал. Вы как решаете проблему?

Сергей Карасев: «Сыну 2,5 года, он ничего не читает. Когда вырастет, я ему тоже запрещу. Дочке уже 8,5, но она занимается музыкой, в футбольную тему не вникает. Разве, что только по телевизору смотрит»

Она понимает, чем занимается отец?

Сергей Карасев: «Конечно! Понимает, что папа в телевизоре бегает»

Может такое случиться, что недовольные болельщики найдут вас в соцсетях и выскажут все, что о вас думают?

Сергей Карасев: «Меня нет в соцсетях. Последние рекомендации УЕФА и конкретно Коллины таковы, что нужно с этим быть аккуратнее. Никто не требует в срочном порядке удалять аккаунты, но уже было много неприятных моментов. Лично мне телефона для общения достаточно. И потом, судья — слишком публичная профессия и, мягко говоря, не самая уважаемая»

Кстати о профессии. Наш читатель интересуется, как стать судьей?

Сергей Карасев: «Если человек не из Москвы, то ему проще всего зайти на сайт referee.ru. Там есть контакты региональных центров судей. Сейчас их становится все больше. В Москве таких — два. В Петербурге есть, как минимум, одна академия судейства»

В каком возрасте надо определяться с призванием?

Сергей Карасев: «Ни в каком возрасте не поздно. Вы же знаете, что возрастной ценз для судей отменили? Это произошло год назад. Другое дело, что нормативы при этом ужесточаются с каждым годом. Поэтому дойти до рубежа в 45 лет, который раньше был верхней планкой, реально тяжело. Вот мне сейчас 37, и я все тесты сдаю, но при этом понимаю, что с нынешними темпами ужесточения в 40 лет придется непросто. Хоть с утра до ночи тренируйся»

Юрист в поле

Вы в каком возрасте начали судить?

Сергей Карасев: «Я в 16 лет начинал. Тогда это нонсенс был. Это сейчас в Коллегию судей 13-е и 14-летние ребята приходят. И с одной стороны, это хорошо: опыта будет больше. С другой, усталость может накопиться быстрее. Я вот уже 20 лет сужу, и иногда действительно тяжело. Тренируешься, как правило, в одиночестве. Это не с командой заниматься, с шутками-прибаутками. Хорошо, когда сборы: там мы работаем вместе, подбадриваем друг друга. А так — ты предоставлен самому себе и должен тренироваться, плюс постоянно игры, перелеты. К концу года устаешь, судить уже не хочется»

С чего началась ваша карьера?

Сергей Карасев: «Я закончил спортшколу, параллельно играл. И тут отец говорит: давай, посуди. Мне не хотелось, но отец уперся. Может, он что-то знал? Меня приняли в коллегию. Когда судил детей на линии, почувствовал, что у меня получается. Попробовал в поле — нормально пошло…»

Образование параллельно получали?

Сергей Карасев: «Нет. Изначально я хотел в физкультурный институт, в Малаховку, но мама отговорила: туда еще успеешь, а для начала надо получить нормальное образование. В итоге, поступал в банковскую школу, но не прошел из-за математики — не мой конек. Зато пробился в социальный университет, нынешний РГСУ. Получил диплом юриста»

Когда поняли, что судейство может вас кормить?

Сергей Карасев: «Когда я оставил работу — ту, которая была по трудовой книжке. Шесть лет с 1999 по 2005-й я работал юристом в банке. А в 2006-м стал судить в первой лиге»

Там уже можно было заработать?

Сергей Карасев: «В 2004 году я был судьей на линии. Зарплата в первой лиге, понятное дело, выше, чем во второй или в КФК. И не ниже, чем в банке. Там я на тот момент получал 200 долларов. Почему оставил работу? Перелетов и переездов стало больше. Представьте себе Хабаровск или Владивосток: с учетом времени в пути, часовых поясов четыре дня на поездку. В банке на меня уже косо смотреть стали, хотя я за свой счет летал»

Вот вы судите первенство Москвы, а потом матч с участием, допустим, Лионеля Месси. Легко переключаться?

Сергей Карасев: «Естественно, я стараюсь быть везде одинаковым, но при этом, я понимаю, какая на мне ответственность, когда игру смотрят миллионы»

То есть, чем выше уровень мастерства игроков, тем сложнее их судить?

Сергей Карасев: «Наоборот, легче. Это только в первые минуты я ловил себя на мысли, что не могу попасть в позицию, в которую всегда попадаю. А с точки зрения фолов все проще. «Барса» играла настолько быстро, что игроки «Арсенала» просто не успевали нарушать правила. А вот когда поле тяжелое и футболисты другие, то 35-40 фолов за матч набирается»